Мир сложен. И потому прекрасен

Previous Entry Share Next Entry
Перекрёстный огонь. Часть 1.
mindfully watching
contrholden
Феномен Украины в который раз открывает наши все время слипающиеся веки на неопровержимый и одновременно пугающий факт – неклассические войны существуют. Мало того, они развернуты полноценным фронтом против России.

Грубейшее искажение средствами массовой информации (преимущественно западными и, безусловно, украинскими) фактов, касающихся событий на Украине, спровоцировало волну разговоров о медийных, или информационных войнах. И вообще, обсуждения прессой так называемой «мягкой силы» (soft power) стало сильно больше.

В связи с этим, мне бы хотелось обратить внимание на одно из составляющих, этих самых информационных войн.
На данный момент можно выделить два основных пропагандистских лживых тезиса, которые транслируются ведущим информационную войну субъектом, дабы напустить всем пыль в глаза:




  •   «Правый сектор» власть на Украине не получал, как бегал вокруг баррикад так дальше и бегает. Тем самым как бы дается понять - никаких радикалов, а уж тем боле фашистов, в правительстве нет, это, мол, вам сурковская пропаганда все лапшу на уши вешает.

  • Степан Бандера со своей бандой с Вермахтом не сотрудничал, наоборот даже, всячески с ними боролся.


Убедиться в том, что подобное позиционирование прошлого и настоящего сейчас является поражающим элементом большинства информационных снарядов, летящих в нашу сторону – несложно. Можно навестить соответствующие паблики в соцсетях, или просто прочитать комментарии к предыдущей статье.

По-настоящему интересно другое.

Во-первых, сам факт того, что оба этих тезиса находятся в одном контексте и что оба они запущены в оборот одним и тем же субъектом, говорит о том, что сам этот субъект содержание этих тезисов для самого себя отнюдь не размежёвывает. Напротив, для него эти вещи весьма тесно связаны. Видимо, субъекту представляется крайне важным, чтобы общественность была дезориентирована по поводу реального смысла и взаимосвязи этих двух тезисов.

И вот здесь возникает, вроде бы очевидное, но крайне скупо проартикулированное «во-вторых»: второй тезис, (информационный снаряд), в качестве поражающего элемента начинен еще и грубейшей фальсификацией истории. Причем ее сакральной для нас страницы – борьбы с нацизмом. А это уже следующий тип нетрадиционных военных действий. Получается этакий перекрестный огонь, ведущийся из двух непривычных для нас, но от этого не менее разрушительных орудий. Информационная война плюс война с историей – это уже, согласитесь, совсем другой калибр
А потому нужно с каждым из этих пресловутых тезисов как следует разобраться.


Начнем с уже упоминавшегося второго. Мифическая мулька о том, что Бандера и его приспешники были этакие патриоты, боровшиеся против как «большевизма», так и фашистской Германии, не выдерживает никакой критики. Единичные налеты членов УПА на немецкие склады «борьбой с Вермахтом» при всем желании не назовешь. Бесчеловечные зверства бандеровцев были уже разобраны в предыдущей статье. Здесь же мне хотелось завершить все кривотолки на тему войны на два фронта, выложив некоторые документы той эпохи, протоколы допросов пленных бойцов УПА и, что особенно интересно, офицеров Вермахта (все материалы есть в открытом доступе).

Спецсообщение 4-го Управления НКГБ СССР о контактах УПА с немцами, 26 января 1944 г.
Из района Ковеля Украинской ССР.
Получено 25.1.44 года.

«Допросом пленных бандеровцев из УПА полностью подтверждается, что командиры местных вооруженных националистических банд, с санкции руководства ОУН, проводят свою работу согласованно с немцами и получают от них вооружение.
В середине декабря 1943 года в адрес командира отряда националистов, входящего в состав полка им. Богуна, оперирующего в Волынской области, АНТОНЮКА (псевдоним «Клещ») от командира немецкой заставы обер-лейтенанта ОСТЕН было получено письмо с просьбой приехать к нему на переговоры.
Встреча АНТОНЮКА и ОСТЕН состоялась в селе Стенжаричи, что юго-западнее Владимир-Волынска.
Со стороны националистов на переговорах присутствовали АНТОНЮК, «ОСТАП» — командир батальона, «ГОНТА» — командир батальона и другие; со стороны немцев — вышеназванный ОСТЕН. Последний поставил перед националистами следующие условия:
Не воевать с немцами, которые в свою очередь не будут преследовать националистов и даже помогут им в борьбе с поляками.
Дать немцам взамен вооружения продовольствие и скот.
Эти предложения ОСТЕН аргументировал тем, что они — немцы связаны с националистами общей задачей — борьбой с большевиками. Националистами предложения ОСТЕН были отвергнуты.
Через несколько дней после этого АНТОНЮК получил официальное письмо Владимир-Волынского Гебитскомиссариата с предложением переговоров по тем же Вопросам.
На этих переговорах со стороны националистов присутствовали политические представители отряда АНТОНЮКА «Брова» и другие, со стороны немцев — заместитель гебитскомиссара гор. Владимир-Волынска.
Националисты одним из условий выдвинули требование об освобождении их арестованных, после чего соглашение состоялось.
К этому времени из центра ОУН была получена директива с указанием о том, чтобы переговоры с немцами вести только частным порядком, не вмешивая в это дело руководство ОУН. В связи с этим «Брова» заявил работникам своего штаба:
«Немцы с нами заигрывают, но мы не будем говорить с ними от имени нашей партии, чтобы не дискредитировать руководство, с другой стороны — надо поставить дело так, чтобы немцы брали у населения продовольствие и скот помимо нас, так как наше прямое вмешательство в этот вопрос оттолкнет от нас население».
На основании соглашения, заключенного между заместителем гебитскомиссара гор. Владимир-Волынск и националистами, в начале января с.г. немцы приехали на машинах в села, занятые националистами: Боблы, Гнойно, Туропин и др., забирали зерно, скот и взамен этого оставили вооружение и боеприпасы.
(ЮРКИН».)
ЦА ФСБ. Ф. 100. Оп. 11. Д. 7 Л. 122–123.
Документ крайне примечателен тремя вещами:

1.       безапелляционно демонстрирует сотрудничество ОУН-УПА с Вермахтом.
2.      живописует интересную историческую реалию: на момент начала отступления фашистских войск (конец 43-го начало 44-го) командование ОУН-УПА формально старается отмежеваться от сотрудничества с Вермахтом, при этом на практике продолжая тесные с ним контакты и взаимодействие.
3.      свидетельствует об имевших место арестах членов УПА, которые, судя по всему, могли быть предметом торга. Удивление вызывает то, что по законам военного времени, а уж при отступлении так тем более, любые даже мелкие провинности караются расстрелом. Здесь же все наоборот: немецкое командование бережет арестованных ОУНовцев. Видимо, в качестве полезных кадров.

Следующий документ говорит сам за себя:

Из докладной записки НКГБ УССР и НКГБ СССР о положении в освобожденных районах Ровенской области от 5 февраля 1944 года

Летом и осенью 1943 г. бандеровцы провели массовый террор в отношении поляков, вырезая целиком семьи, имущество грабилось, хаты сжигались, вследствие чего польское население бежало из сел в города. В связи с этим зарегистрированы многочисленные факты, когда польское население с большим удовлетворением встречало приход Красной Армии.
Отдельные факты убийств поляков ОУНовцами зарегистрированы уже после освобождения районов областей.
ЦА ФСБ. Ф. 4. Оп. 3. Д. 818. Л. 35 об.

Нижеследующий документ, стенограмму допроса пленного ОУНОвца, привожу полностью, как яркий пример зверств УПА против мирного населения:

Из протокола допроса боевика УПА Владимира Дубинчука, 6 августа 1944 года

Вопрос: Вам предъявляется обвинение в совершенных Вами преступлениях, предусмотренных ст. ст. 54-1 «а» и 54–11 УК УССР. Признаете себя виновным в предъявленном Вам обвинении?
Ответ: Да, в предъявленном мне обвинении по ст. ст. 54-1 «а» и 54–11 УК УССР я виновным себя признаю полностью и по существу дела показываю, что, проживая в оккупированном немцами с. Свичев Овадновского района Волынской области, я действительно в июне 1943 года станичным по с. Свичев Цибуля Дмитрием был вовлечен в ОУН в качестве связного и по его заданию, примерно в течение четырех месяцев доставлял оуновскую переписку к Гуд Андрею и в с. Владиславовка к Лупинка Иосифу.
Летом 1943 года я действительно, будучи вооруженным винтовкой в с. Свичев Овадновского района вместе с бандитами ОУН участвовал в массовом убийстве советских граждан польской национальности. Это было при следующих обстоятельствах: летом 1943 года, точной даты не помню, утром меня вызвал в сельуправу староста Цибуля Дмитрий и дал задание идти на дорогу недалеко от церкви и дожидаться подводы с бандитами ОУН, которые будут ехать из Владимир-Волынского района, а когда они приедут, то садиться к ним на повозки и указывать дома, где проживают поляки, в том числе дал задание указать бандитам и усадьбу Ильяшук Дмитрия.
Во исполнение распоряжения Цибуля Дмитрия я взял с собой винтовку и пошел к указанному месту ожидать бандитов. Примерно в 11 часов дня в с. Свичев приехала подвода, на которой было пять или шесть участников банды ОУН, которые были вооружены винтовками. Я лично среди бандитов узнал Лупинка Иосифа из с. Владиславовка Владимир-Волынского района и Василия из с. Хоболитова, остальные бандиты были для меня незнакомые. При встрече с бандитами я сел к ним на подводу и повел их на усадьбу жителя с. Свичев — Иль-яшук Дмитрия.
Когда мы прибыли во двор Ильяшук, то там уже были вооруженные винтовкой Корчик Иван и второй, фамилии его я не знаю, проживавший в то время в с. Свичев, вооружен обрезом от винтовки.
По прибытию во двор бандиты на усадьбе Ильяшук обнаружили поляков Русецкого и Крыштова, которых завели в недостроенный дом Ильяшук и там расстреляли. Я лично не видел, как их расстреливали, так как находился во дворе возле подводы, а когда они были убиты, то я ходил на них смотреть. Тогда же я от бандитов узнал, что Корчик Иван расстрелял Русецкого, а бандит Василий — Крыштова. После расстрела этих двух поляков домой пришли Ильяшук Дмитрий, который всех участников погрома, в том числе и меня, пригласил в квартиру, где угостил водкой и обедом. После обеда все погромщики, в том числе и я, пошли на усадьбу Савицкого Олеська, который проживал по соседству с Ильяшук. Не помню, кто из бандитов из квартиры во двор вывел Савицкого Олеська, его мать и сестру Брониславу, которых я по распоряжению бандита Лупинка во дворе расстрелял.
После расстрела семьи Савицких все вышеуказанные погромщики, в том числе и я, сели на подводу и поехали убивать поляков на колонию Ядвигов Свичевского сельсовета.
По приезде на колонию мы подъехали к усадьбе поляка Кишко, где во дворе находился сам старик Кишко, причем он был слепой. Все бандиты сидели на повозке, а я вошел во двор и из имеющейся у меня винтовки расстрелял этого старика, после чего, труп, оставив на месте, мы все поехали к дому Сошинского Антона.
В доме Сошинского мы произвели обыск, однако никого не обнаружили. После этого мы приехали к дому поляка Пняка, который проживал в конце колонии. Когда мы стали ехать к данной усадьбе, то заметили, что от дома Пняка в направлении леса побежали несколько человек поляков, мы все соскочили из подводы и начали преследовать убегающих, причем открыли по ним стрельбу. Однако нам тогда никого из поляков убить и догнать не удалось, так как они скрылись в лесу. После этого нами на усадьбе Пняка был произведен обыск.
Когда мы обратно возвращались в с. Свичев, то не помню, кто-то нам сообщил, что в доме Сошинского Антона укрываются его дети. Бандит Лупинка дал мне распоряжение убить этих детей. Когда соучастники находились около подводы, я вбежал в дом Сошинского Антона и расстрелял ребенка примерно пяти лет. В комнате было еще два ребенка, но у меня оставшийся один патрон дал осечку. После этого я вышел из квартиры и доложил об этом Лупинка Иосифу, который дал мне два патрона и распоряжение убить этих детей. Я вторично зашел в комнату и расстрелял второго ребенка возрастом примерно два года. В это время зашел в квартиру Лупинка Иосиф и в моем присутствии расстрелял третьего ребенка, который был возрастом примерно 6–7 лет.
После расстрела детей Сошинского Антона я вместе с бандитами возвратился в с. Свичев, и мы сразу же проехали до усадьбы гражданки Ярмолинской Маевской. Я с Лупинка Иосифом Маевскую обнаружили в соседнем доме, после чего привели на ее усадьбу, где я лично и расстрелял ее. Этот труп мы также оставили на месте и поехали к зданию сельской управы. Бандиты Лупинка Иосиф, Василий Торчило, Голумбицкий, я и одного фамилию не знаю пошли на польское кладбище. Там Лупинка и Торчило убили гражданку Добровольскую, труп которой также оставили на месте. Возвращаясь обратно, Лупинка зашел в дом священника, взял домработницу, после чего завел на соседнюю усадьбу и там же во дворе расстрелял ее. После данного убийства все бандиты из Вл. — Волынского района сели на подводу и уехали в направлении колонии Божья Воля. На этом и был закончен погром поляков в с. Свичев.
ДА СБУ. Ф. 13. Д. 1020. Л. 26–34.

Следующий документ взят из Центрального Государственного Архива Общественных Объединений Украины - Ф. 57.-Оп. 4.– Д. 338.-Л. 268-279. фонд 57 - это коллекция документов по истории КПУ.
Конкретно опись 4 содержит копии документов периода участия СССР во Второй мировой войне, которые поступили в ЦГАООУ из других архивов, в т.ч. архива КГБ УССР.
В 4 описи, наряду со всевозможными партийными, партизанскими и др. документами, находятся документы оккупационной власти, донесения СД, копии справок, сообщений о зверствах оккупантов, создании концлагерей, масштаб убытков, причинённых оккупацией народному хозяйству и т.д. Там же содержатся и копии протоколов допросов пленных немецких офицеров, и копии документов о взаимоотношениях оккупационной власти с украинскими националистами, их действиях во время войны и т.д.

Из стенограммы допроса бывшего начальника отдела абвера Берлинского округа полковника Эрвина Штольце. 29 мая 1945 года
.. Для подрывной деятельности в Польше мы использовали украинских националистов. С целью привлечения широких масс для подрывной деятельности против поляков нами был завербован руководитель украинского националистического движения полковник петлюровской армии, белоэмигрант Евген Коновалец, через которого в Польше, областях Западной Украины проводились террористические акты, диверсии, а в отдельных местах - небольшие восстания.
Аналогичная работа проводилась через белорусов и литовцев.

В начале 1938 года я лично получил указания от адмирала Канариса о переключении имеющейся агентуры из числа украинских националистов на непосредственную работу против Советского Союза.
Через некоторое время в гор. Баден - близ Вены на квартире петлюровского генерала Курмановича я осуществил встречу с Коновальцем, которому передал указания Канариса. Коновалец охотно согласился переключить часть оуновского подполья непосредственно против Советского Союза, так как считал, что работу против поляков надо также продолжать, ибо эти мероприятия нами одобрялись.

Вскоре полковник Коновалец был убит.
После убийства Коновальца украинское националистическое движение возглавил Мельник Андрей, который как и Коновальца, был привлечён к работе с немецкими разведывательными органами.
Абвер при проведении подрывной работы против СССР использовал свою агентуру для разжигания национальной вражды между народами Советского Союза.
Выполняя упомянутые выше указания Кейтеля и Иодля, я связался с находившимися на службе в германской разведке украинскими националистами и другими участниками националистических фашистских группировок, которых привлек для выполнения поставленных задач.

В частности мною лично было дано указание руководителям украинских националистов, германским агентам Мельнику (кличка "Консул-1") и Бандере организовать сразу после нападения Германии на Советский Союз провокационные выступления на Украине с целью подрыва ближайшего тыла советских войск, а также для того, чтобы убедить международное общественное мнение о происходящем якобы разложении советского тыла...

Вопрос: При каких обстоятельствах Мельник был завербован в качестве агента немецких разведывательных органов?
Ответ: В работе полковника Коновальца как нашего агента для сохранения условий конспирации был завербован по его рекомендации украинский националист ротмистр петлюровской ар¬мии Ярый под кличкой "Консул-2", который использовался как агент-связник между нами и Коновальцем, а Коновалец, в свою очередь, как связной с националистическим подпольем.
Еще при жизни Коновальца Ярый был известен А.Мельнику и другим националистам как лицо, близкое к Коновальцу, и как активный националист, поэтому Канарис поручил начальнику Абвер-II полковнику Лахаузену через Ярого связаться с Мельником, который к этому времени переехал из Польши в Германию.
Таким образом, в конце 1938 года или в начале 1939 года Лахаузену была организована встреча с Мельником, во время которой последний был завербован и получил кличку «Консул».
Поскольку работать с Мельником, как агентом немецкой разведки, было поручено мне, то я также присутствовал во время его вербовки.
Должен сказать, что вербовка прошла очень гладко, так как о деятельности Мельника мы знали в достаточной мере, и он, по сути, являлся агентом Коновальца в проводимой работе против поляков во время его проживания в Польше.

Вопрос: Продолжайте свои показания. Какую подрывную работу проводили немецкие разведорганы через украинских националистов?
Ответ: После вербовки, состоявшейся на конспиративной квартире (угол Берлинерштрассе - Фридрихштрассе), содержателем которой являлся офицер Кнюсман - доверенное лицо Канариса, Мельник изложил свой план подрывной деятельности. В основу плана Мельник поставил налаживание связей украинских националистов, проживавших на территории тогдашней Польши, с националистическими элементами на территории Советской Украины, проведение шпионажа и диверсий на территории СССР, подготовку восстания. Тогда же по просьбе Мельника Абвер взял на себя все расходы, необходимые для организации подрывной деятельности.
На последующих встречах Мельник просил санкционировать создание при ОУН отдела разведки. Он утверждал, что создание такого отдела активизирует подрывную деятельность против СССР, облегчит его связь с оуновским подпольем, а также со мной, как сотрудником Абвера. Предложение Мельника было одобрено. Такой отдел был создан в Берлине во главе с петлюровским полковником Романом Сушко.
После окончания войны с Польшей Германия усиленно готовилась к войне против Советского Союза, и поэтому по линии Абвера принимались меры активизации подрывной деятельности, так как те мероприятия, которые проводились через Мельника и другую агентуру, казались недостаточными.
В этих целях был завербован видный украинский националист Бандера Степан, освобожденный немцами из тюрьмы, где он содержался польскими властями за участие в террористическом акте против руководителей польского правительства.
Кто вербовал Бандеру, я не помню, но последний на связи состоял у меня.
В процессе активизации украинской националистической деятельности, которую мы проводили через свою агентуру, уже в начале 1940 года нам стало известно о трениях в руководстве националистического подполья, в частности, между нашими агентами Мельником и Бандерой, и о том, что эти трения ведут к расколу националистического движения.
Немецкой разведке в период подготовки к войне против СССР, когда необходимо было все для подрывной деятельности, эти трения, тем более раскол, были невыгодны. Поэтому по указанию Канариса летом 1940 года мною принимались меры к примирению Мельника с Бандерой, чтобы собрать всех украинских националистов для борьбы против советской власти.
Летом 1940 г. я принял Бандеру, который в разговоре со мной обвинял Мельника в пассивности, доказывал, что он, Бандера, является избранным вождём украинских националистов, однако для пользы дела, он примет все меры, чтобы помириться с Мельником.
Через несколько дней я снова принял Мельника, с которым провёл аналогичный разговор. Мельник обвинял Бандеру в карьеризме, доказывал, что он своими необдуманными действиями погубит подполье, созданное на территории Советской Украины, особенно в западных областях.
Мельник доказывал, что он по преемству получил от Коновальца руководство националистическим движением и просил помочь ему остаться в этом руководстве для единства организации. Здесь Мельник обещал принять все меры для примирения с Бандерой.
Несмотря на то, что во время моей встречи с Мельником и Бандерой оба они обещали принять все меры к примирению, я лично пришел к выводу, что это примирение не состоится из-за существенных различий между ними. Если Мельник спокойный, интеллигентный чиновник, то Бандера — карьерист, фанатик и бандит.
С нападением Германии на Советский Союз Бандера активизировал националистическое движение в областях, оккупированных немцами, и привлек на свою сторону особо активную часть украинских националистов, по сути, вытеснив Мельника из руководства. Обострение между Мельником и Бандерой дошло до предела.
В августе 1941 года Канарис поручил мне прекратить связь с Бандерой и, наоборот, во главе националистов удержать Мельника…
Вскоре после прекращения связи с Бандерой он был арестован за попытку сформировать украинское правительство во Львове.
Для порыва связи с Бандерой был использован факт, что последний в 1940 г., получив от «Абвера» большую сумму денег для финансирования созданного подполья в целях организации подрывной деятельности, пытался их присвоить и перевёл в один из швейцарских банков, откуда они нами были изъяты и снова возвращены Бандере…
Причём такой же факт имел место и с Мельником…

Вопрос: В какой степени использовались украинские националисты в борьбе с партизанским движением, подпольем компартии на оккупированной немцами Украине и какое руководство в этом был отдела «Абвер»?
Ответ: Отдел «Абвер» активно использовал украинских националистов в ходе всей войны с Советским Союзом.
Из числа украинских националистов формировались отряды для борьбы с украинскими партизанами, полицией вербовалась агентура из числа украинских националистов для заброски за линию фронта с целью диверсий, террора, шпионажа и т.д., однако подробностей этой работы я не знаю, так как этим занимались непосредственно абверкоманды, абвергруппы, абверштелле, специально созданные в округах оккупированной территории.
Во время отхода немецких войск с Украины по линии абвера лично Канарисом были даны указания о создании националистического подполья (банд) для продолжения борьбы с Советской властью на Украине, проведения террора, диверсий, шпионажа. Специально для руководства националистическим движением оставлялись официальные работники – офицеры и агентура.
Были даны указания о создании складов оружия, продовольствия и др. Для связи с бандами агентура направлялась через линию фронта, а также сбрасывалась на парашютах. Боеприпасы и оружие сбрасывались бандам на парашютах...
Вопрос: Какие ещё контрреволюционные формирования использовались немецкими разведорганами для подрывной деятельности против Советского Союза?
Ответ: В 1937 году по указанию Канариса я связался с бывшим гетманом Украины Скоропадским, находящимся в эмиграции в Германии, и через последнего с его сыном – Скоропадским Даниилом.
По заданию Канариса я должен был выяснить у Скоропадского его связи и влияние на территории Советской Украины, после чего решить вопрос об использовании этих связей и самого Скоропадского нашей разведкой.
Скоропадский очень охотно рассказал о связях и, видимо, понимая наши намерения, сам предложил сотрудничество с нами.
В дальнейшем Скоропадский запросил большую сумму средств для организации работы на Украине, но Канарис, имея данные о несодержательности Скоропадского и незначительных его связях и влиянии на Украине, отказал Скоропадскому в финансировании, отказался от его услуг абверу.
Скоропадский всё же добивался своего сотрудничества и был случай, когда он в моём присутствии доказывал Канарису о больших его связях в Америке, Англии и др. государствах и что он эти связи может использовать в пользу Германии.
Канарис, считая, что Скоропадский ищет личной выгоды в своих связях с абвером и что существенно ничего сделать для абвера не может, с его услугами не согласился…
Во время оккупации немцами Украины офицер отдела абвер II, работавший во Львове, капитан, профессор Кох донёс мне, что им в нашей работе используется митрополит Шептицкий.
После доклада об этом Канарису последний лично выезжал для связи с Шептицким, которую устраивал ему Кох...

Допросили: Начальник ОКР «СМЕРШ» 2 гв. ТА
гв. подполковник Шевченко
Начальник 2-го отдела ОКР «СМЕРШ» 2 гв. ТА
гв. майор Воротилов
через переводчика гв. капитана Зайцева
Обширно комментировать последний документ, мне кажется, нет особого смысла – там все черным по белому написано. Единственное, на что следует обратить дополнительное внимание, это то, что даже офицер Вермахта, расписывая постыдную свару за лидерство между Мельником и Бандерой, последнего описывает как «карьериста, фанатика и бандита».

Таких вот персонажей «украинские националисты» возносят на пьедестал героизма. У кого-то остались какие-либо сомнения по поводу того, что можно ожидать от таких «самостийников», дорвавшихся до власти?

Тому факту, что у властных рычагов на Украине оказались именно они, будет посвящен следующий пост.







Все по делу, спасибо!

Вот бы ещё ссылки на электронные архивы...

да, было бы прекрасно

Вы пишете, что зверства бандеровцев были разобраны в предыдущей статье. В какой конкретно?

Вот эта ссылка из начала статьи, видимо:
http://contrholden.livejournal.com/688.html

Уважаемый автор! Замечательная, обстоятельная статья. Но не следует думать, что житие Степана Бандеры, равно как и цели, методики, и средства ОУН не известны отечественной "либеральной общественности". Известны они и "мировому сообществу" в лице его лидеров. И "подвиги" его известны, и связи с гитлеровскими нацистами. Эти знания не окажут влияния на поведение всех перечисленных. И если "мировую общественность" хоть как то оправдывает присущий ей циничный прагматизм, нацеленный на достижение максимальной выгоды, то "либеральная общественность" отечественного розлива поражает своей некоей тайной духовной связью с бандеровской сволочью, выражающейся в свирепой ненависти к России и всему русскому.

нужно чтобы общество проснулось.
да и перечисленные вами категории неоднородны.
что-то человеческое всегда остается

Нормальная статья, ага.
Личку посмотрите, плз.

Материал об ОУН, изложенный в книге С.Е. Кургиняна (газетный формат) "Странствие" хорошо коррелирует с данным текстом
http://eot-su.livejournal.com/1216789.html

Замечательная статья, нужно больше таких фактов желательно подкрепленных сканами из архивов!

Если украинское общество разделилось, то тем, кто в это не верит не нужны доказательства, а тем, кто верит, ничего не докажешь. Достоинство этой статьи вижу в том, что она сомневающихся может реально убедить, что у власти именно бендеровцы и против населения ведется психологическая и информационная война в грубейших формах проявления.

именно! Сейчас необходимо, чтобы люди умели трезво думать и делать выводы

Очень интересная статья. Спасибо за труд.

Неплохой ликбез по этим гадам)

Спасибо, отличный материал, и очень нужные документы.

"Герой" Украины вряд ли стеснялся того, что откровенно сотрудничал с нацистами.
Нынешняя же власть старается сделать из него "голубя мира".

Да, верно. Но это просто правда. А правда - наш союзник. Не их. Это представляется крайне важным.

Украинские националисты были по уши заляпаны связями с немцами, что теперь когда они пытаются от них отмыться, это выглядит просто смешно.

Вот хорошо когда есть ссылки на реальные документы, допросы по делу, слова известных людей, зафиксированные документально! Это всё всегда можно проверить, были ли такие документы, если были то в них есть сказанное, а значит это было. и нужно искать правду. а тут автор их все нам предоставил, спасибо ему огромное!

?

Log in

No account? Create an account